среда, 4 апреля 2018 г.

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА НА РЕШЕНИЕ МНОГОКРАТНОГО УЗУРПАТОРА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ, ТАК НАЗЫВАЕМОГО СУДЬИ, ТАК НАЗЫВАЕМОГО СУДА КОМРАТ ХУДОБА В.В. ПО ДЕЛУ № 3-73/2017 К/Н № 23-3-2573-05072017 ОТ 22 ДЕКАБРЯ 2017 ГОДА, ПОЛУЧЕННОЕ МНОЙ 02.03.2018 ГОДА

Как следует из решения, административный суд Комрат в лице Худоба В.В., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по моему исковому заявлению к Суду Чимишлия офис Леова о неудовлетворении прошения о передаче моей жалобы по компетенции, об аннулировании акта № 3-132 от 04.04.2017 года и о компенсации морального ущерба в размере 100000 (сто тысяч) леев,  УСТАНОВИЛ:
«… В исковом заявлении истец указал, что 27.03.2017 года он отправил в суд Чимишлия офис Леова жалобу на укрывательство судьёй суда Чимишлия офис Леова, Сильвией Гурицану узурпации государственной власти судьёй суда Чадыр-Лунга Пень А.Ф. при рассмотрении дела № 21-218-20022017 для передачи в Генеральную прокуратуру РМ и что председатель суда Чимишлия незаконно  вернул его жалобу актом № 3-132 от 04.04.2017 года…»
Установив это, Худоба В.В. решил отклонить моё исковое заявление как необоснованное.
Прежде всего, согласно п. е) ч. (1) ст. 50 ГПК РМ судья, рассматривающий дело, подлежит отводу, если он лично прямо или косвенно заинтересован в разрешении соответствующего дела или имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его объективности и беспристрастности.
В соответствии с ч. (1) ст. 52 ГПК РМ при наличии оснований, указанных в статьях 50 судья обязан заявить самоотвод. По тем же основаниям отвод может быть заявлен участниками процесса или может быть рассмотрен по собственной инициативе судебной инстанцией.
Как следует из КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА   НА ОПРЕДЕНИЕ  ПРЕСТУПНОЙ ГРУППИРОВКИ «СУД КОМРАТ», ВЫНЕСЕННОЕ ПРЕСТУПНИКОМ, УЗУРПИРОВАВШИМ ГОСУДАРСТВЕННУЮ ВЛАСТЬ,   ХУДОБА В.В.,  23 ОКТЯБРЯ 2017 ГОДА  ПО ДЕЛУ № 3-100/2017 23-1275-26072017 ПОЛУЧЕННОЕ МНОЙ 03.11.2017 ГОДА, я называю Суд Комрат преступной группировкой, а Худобу – преступником, узурпировавшим государственную власть. (И подобного рода жалоб на решение этого суда и судьи Худобы – много). Являются ли мои обвинения обстоятельством, вызывающим сомнения в объективности и беспристрастности Худобы и так называемого Суда Комрат? Безусловно! Следовательно, в соответствии с указанными законами ни Худоба, ни Суд Комрат не имели права рассматривать это дело, и обязаны были заявить самоотвод.
Согласно ч. (1) ст. 339 УК РМ  действия, совершенные с целью захвата или насильственного удержания государственной власти с нарушением Конституции Республики Молдова, квалифицируются как захват государственной власти и наказываются лишением свободы на срок от 10 до 15 лет. Следовательно, не заявив о самоотводе, и Суд Комрат,  и Худоба насильственно удержали (узурпировали) государственную власть, совершив, как следует из ч. (2) ст. 2 нашей Конституции, тягчайшее преступление против народа.
В соответствии с ч. (1) ст. 118 ГПК РМ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, если законом не установлено иное.
Как следует из ч. (1) ст. 130 ГПК РМ, судебная инстанция оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, беспристрастном и непосредственном рассмотрении всех имеющихся в деле доказательств в их совокупности и взаимосвязи, руководствуясь законом.
Ну и на основании каких доказательств  в их совокупности и взаимосвязи было основано внутреннее убеждение Худобы в необоснованности моего иска? Читаем:
 «Из материалов дела следует, что 27.03.2017 года Чечель В.К. отправил в суд Чимишлия офис Леова жалобу, адресованную Генеральной прокуратуре РМ, в которой указал, что судья суда Чимишлия офис Леова Сильвия Гурицану, обязана была на основании ст. 6 и ч. (1/2) ст. 9 Закона РМ «О подаче петиций» передать Президенту РМ, Парламенту РМ и Правительству РМ копию его искового заявления на узурпацию государственной власти судьёй суда Чадыр-Лунга Пень А. (на л.д. 3), что судья Сильвия Гурицану, не сделав этого, нарушила закон, покрыла тягчайшее преступление против народа, совершённое судьёй суда Чадыр-Лунга Пень А. суда Вулкэнешть Ботезату И.Л., а также гражданкой Гурицану С. были  сфальсифицированы
доказательства, потому просит начать по этому факту уголовное преследование (на л.д. 3)».
                А это разве не так? Ведь согласно ст. 1 Закона о подаче петиций  - Настоящий закон устанавливает порядок рассмотрения петиций граждан Республики Молдова, поданных в государственные органы, на предприятия, в учреждения и организации (далее - “органы”) в целях обеспечения защиты их прав и законных интересов.
В соответствии со ст. 6  - Петиции, касающиеся вопросов национальной безопасности, затрагивающие права и законные интересы больших групп граждан подаются Президенту Республики Молдова, Парламенту и Правительству.  Как следует из ч. (1) ст. 9 - Если петиция относится к компетенции другого органа, оригинал петиции направляется этому органу в течение пяти рабочих дней со дня регистрации петиции, о чем извещается проситель. А в соответствии с ч. (1/2) этой же статьи,-  В случае, если решение содержащихся в петиции вопросов относится к компетенции нескольких органов или официальных лиц, в течение пяти рабочих дней со дня регистрации петиции копия таковой направляется соответствующим органам и/или официальным лицам для рассмотрения. Согласно ч. (2) ст. 2 нашей Конституции узурпация государственной власти является тягчайшим преступлением против народа. Следовательно, затрагивает права и законные интересы больших групп граждан. А значит Гурицану, особенно учитывая, что перед вступлением в должность, она присягнула соблюдать Конституцию и законы страны, права и свободы человека, выполнять свои обязанности честно, добросовестно и беспристрастно, а также, что согласно ч. (1)  ст. 1 Закона об административном суде - Административный суд как институт права имеет целью пресечение злоупотребления властью и превышения полномочий органами публичной власти, защиту прав личности в соответствии с законом, упорядочение деятельности органов публичной власти, обеспечение правопорядка, обязана была в целях обеспечения защиты прав и свобод граждан передать указанное заявление Президенту Республики Молдова, Парламенту и Правительству. 
«Как следует из письма председателя суда Чимишлия, Г. Бурдужан, № 3-132 от 04.04.2017 года вышеуказанная жалоба была возвращена Чечель В.К. (на л.д. 4).
Учитывая, что жалоба  не была адресована суду Чимишлия, председатель  этой судебной инстанции правомерно возвратил жалобу заявителю»
Вообще-то, согласно ч. ч. (2), (3) ст. 9 Закона о подаче петиций, петиция возвращается заявителю только в случае, когда запрещается направлять петиции органам или должностным лицам, действия или решения которых обжалуются. Следовательно, мою жалобу можно было мне вернуть только в случае, если бы в ней, я жаловался на действия Генеральной прокуратуры, а не на действия так называемого Суда Чимишлия офис Леова.
«Довод  истца о том, что суд Чимишлия должен был не возвращать ему жалобу, а передать её в Генеральную прокуратуру РМ на основании ч. (1) ст. 9 Закона «О подаче петиций» не обоснован.
Правовая норма, на которую ссылается истец, обязывает орган, которому поступила петиция, направлять её другому органу в случае, если в процессе рассмотрения этой петиции будет установлено, что её рассмотрение входит в компетенцию другого органа».
Вообще-то, согласно ч. (1) ст. 9 Закона о подаче петиций, если петиция относится к компетенции другого органа, оригинал петиции направляется этому органу в течение пяти рабочих дней со дня регистрации петиции, о чем извещается проситель. Ну, и каким же образом этот преступник это установил, что этот закон обязывает орган, которому поступила петиция, направлять её другому органу в случае, если в процессе рассмотрения этой петиции будет установлено, что её рассмотрение входит в компетенцию другого органа?
«Но, поскольку вышеуказанная жалоба не была адресована суду Чимишлия и в связи с этим эта инстанция её не рассмотрела, у этой инстанции не было оснований для передачи этой жалобы для рассмотрения по компетенции»
Что за бред! Этим основанием являются перечисленные  выше законы.
«Тем более, что ни вышеуказанная правовая норма, ни какая-либо другая норма не обязывает судебные инстанции рассылать жалобы адресатам».
У меня нет оснований считать Худобу умственно  недееспособным, но согласно ч. (1) ст. 364 ГПК РМ
апелляционное заявление подается в письменном виде в судебную инстанцию, решение которой обжалуется. Следовательно, апелляционную жалобу на это решение я обязан отослать в суд Комрат, который   обязан переслать её адресату.
Согласно п. а) ч. (1) ст. 388 ГПК РМ решение, вынесенное в первой инстанции, подлежит отмене независимо от доводов апелляционного заявления в случаях, если  дело рассмотрено незаконно образованным составом суда.
Как следует из п. а) ч. (1) ст. 4 Закона о дисциплинарной ответственности   несоблюдение обязанности по самоотводу, когда судья знает или должен знать о существовании одного из обстоятельств, предусмотренных законом, для самоотвода, является дисциплинарным нарушением.
Как я писал выше, согласно  КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА   НА ОПРЕДЕНИЕ  ПРЕСТУПНОЙ ГРУППИРОВКИ «СУД КОМРАТ», ВЫНЕСЕННОЕ ПРЕСТУПНИКОМ, УЗУРПИРОВАВШИМ ГОСУДАРСТВЕННУЮ ВЛАСТЬ,   ХУДОБА В.В.,  23 ОКТЯБРЯ 2017 ГОДА  ПО ДЕЛУ № 3-100/2017 23-1275-26072017 ПОЛУЧЕННОЕ МНОЙ 03.11.2017 ГОДА, я называю Суд Комрат преступной группировкой, а Худобу – преступником, узурпировавшим государственную власть. (И подобного рода жалоб на решение этого суда и судьи Худобы – много). Являются ли мои обвинения обстоятельством, вызывающим сомнения в объективности и беспристрастности Худобы и так называемого Суда Комрат? Безусловно! Следовательно, в соответствии с указанными законами ни Худоба, ни Суд Комрат не имели права рассматривать это дело, и обязаны были заявить самоотвод.
Может ли судья, заинтересованный в разрешении дела и с целью отклонения иска совершивший дисциплинарное нарушение, считаться  законно образованным составом суда? Конечно, нет. На этом основании, а также на основании ст. 386 и ст. 387 прошу компетентную апелляционную инстанцию отменить это решение и своим определением удовлетворить мои исковые требования.
Если эта жалоба будет передана на рассмотрение в инстанцию, ведущую судопроизводство на румынском языке, прошу, в связи с тем, что этот язык не узаконен, выслать мне определение на русском языке, который, как следует из ч. (2) ст. 13 нашей Конституции, государство признает и охраняет право на его развитие и функционировании.
Согласно ст. 6 Закона о подаче петиций петиции, касающиеся вопросов национальной безопасности, затрагивающие права и законные интересы больших групп граждан, подаются Президенту Республики Молдова, Парламенту и Правительству.
В соответствии (1/2) ст. 9 этого же закона, в случае, если решение содержащихся в петиции вопросов относится к компетенции нескольких органов или официальных лиц, в течение пяти рабочих дней со дня регистрации петиции копия таковой направляется соответствующим органам и/или официальным лицам для рассмотрения. Так как узурпация государственной власти является тягчайшим преступлением против народа, прошу передать копии этой жалобы Президенту Республики Молдова, Парламенту и Правительству и уведомить меня об этом на русском языке.
Дата      27.03.2018 года                                                              Подпись Чечель
Согласно почтовому уведомлению эта жалоба была получена 30.03.2018 года.


Комментариев нет:

Отправить комментарий