понедельник, 11 марта 2013 г.

(Часть 7) СУД ВУЛКЭНЕШТЬ – ЭТО БАНДА ОТМОРОЗКОВ, ОБВОРОВЫВАЮЩИХ ДЕТЕЙ


Дело № 2-122/08
С 1 сентября 2006 года я был принят на работу в Дом детского творчества (далее ДДТ) руководителем кружка «Играй гитара». Столкнувшись с абсолютным бесправием работников и невыполнением директором  должностных обязанностей  27февраля 2007 года в районной газете  «Панорама» я опубликовал статью «Феодальное государство в центре Вулканешт». Через месяц, 27 марта 2006 года, в этой же газете была опубликована статья «Мнение коллектива абсолютно противоположное», подписанная директором Дома детского творчества и рядом сотрудников ДДТ. Так как в указанной статье не опровергалось ни одно из моих обвинений, а распространялась клевета, я обратился в газету с просьбой предоставить мне возможность опровергнуть ложь, порочащую моё имя. В газете мне предложили за разрешением обратиться к заместителю главы администрации района. Заместитель главы района Ротару И.Г. в просьбе мне отказал.

Согласно  части (2)  статьи 16 Гражданского кодекса Республики Молдова,  всякое лицо вправе требовать опровержения сведений, порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.  В связи с отказом Ротару И.Г. предоставить мне возможность через газету опровергнуть порочащую мою честь статью,   05 сентября 2007 года я подал в суд Вулкэнешть исковое  заявление о взыскании компенсации за моральный ущерб, нанесённый распространением клеветы через газету «Панорама» от 27.03.2007 года в статье «Мнение коллектива абсолютно противоположное». В заявлении я указал на то, что директором Дома детского творчества были распространены сведения, порочащие мои честь, достоинство и репутацию. Так директор ДДТ в статье утверждает: «Это его на протяжении 15 лет никуда не брали на работу. Директор ДДТ пожалела безработного». В указанное время я являлся директором ИП «Виктор Чечель» и на работу никуда не устраивался.  Также в статье утверждалось, что «16 февраля 2007 года Чечель самовольно провёл перевыборы председателя профгруппы, сам себя, назначив главой группы», что также является ложью. В исковом заявлении я также просил суд обязать газету «Панорама» опубликовать мой ответ на указанную статью.

На основании моего заявления судом Вулкэнешть было заведено дело № 2-321/07. Согласно резолюции суда Вулкэнешть от 20 сентября 2007 года  дело № 2-321/07  было передано, на рассмотрение председателю  суда Диминой Е.И. Как следует из решения суда по указанному делу от 30 ноября 2007 года:                 «Рассмотрев материалы гражданского дела, выслушав мнения участников процесса, суд находит требования истца необоснованными и подлежащими отклонению по следующим основаниям. Так в местной газете «Панорама» от 27 февраля 2007 года было опубликовано письмо истца в редакции. Под названием «Феодальное государство в центре Вулканешт», в котором истец доводит до сведения общественности о деятельности Дома детского творчества г. Вулканешты. На указанное письмо ответчица как директор Дома детского творчества и соответчики сотрудники данного учреждения написали в ту же редакцию по следам наших выступлений статью «Мнение коллектива абсолютно противоположное», в данной статье ответчики представляли сведения о деятельности Дома детского творчества, отвечая на вопросы истца.                                                                                                                                                  В соответствии со статьёй 16 ГК РМ всякое лицо имеет право на уважение своей чести, достоинства и деловой репутации, и вправе требовать опровержение сведений, порочащих его честь, достоинства и деловую репутацию, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.                                                                                                                        В соответствии со ст.1 Закона РМ «О печати» в Республике Молдова свобода печати является одним из основных прав, закреплённых Конституцией. Государство гарантирует всем лицам право свободного выражения своего мнения и взглядов, право получения достоверной информации о событиях внутренней и международной жизни через периодические издания и агентства печати, которые осуществляют свою деятельность в условиях политического плюрализма, а также соблюдения законодательства об авторских правах.                                                                                                         Согласно ст. 32 Конституции РМ, каждому гражданину гарантируется свобода мысли, мнений, а также свобода публичного выражения посредством слова, изображения или иными возможными средствами. Это право предусматривает свободу получать или сообщать информацию или идеи без вмешательства органов власти.                                                                                                                          Так истец воспользовался своим правом свободы выражения мнения, опубликовав в печати свою статью «Феодальное государство в центре Вулканешт», где подверг критике деятельность директора Дома детского творчества Онофрей В.Б., в тоже время гражданка Онофрей В. и сотрудники Дома детского творчества педагоги Мокану Н. и Димова Е.также воспользовались своим правом свободы выражения мнения опубликовали ответ на публикацию истца, где высказали своё мнение по опубликованной ранее статье истцом. В данном случае имелась фактическая база для вмешательства ответчиков, которая, по мнению суда, является пропорциональной изложенных истцом сведений о трудовой деятельности гражданки Онофрей В.                                                                                                                                           Таким образом, обе стороны через средства массовой информации выразили своё мнение о своей трудовой деятельности в Доме детского творчества, так как истец и ответчики являются сотрудниками Дома детского творчества.                                                                                                                                  При этом ответчики так и назвали свою публикацию как «Мнение коллектива абсолютно противоположное», что ещё раз подтверждает умысел ответчиков высказать своё мнение по отношению к опубликованной ранее истцом статье.                                                                                                                      Доводы истца в том, что в отношении него были ответчиками распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и  репутацию в части высказывания «это его на протяжении 15 лет никуда не брали на работу. Директор ДДТ пощадила безработного» суд считает необоснованными, поскольку авторы статьи высказали своё мнение о трудовой деятельности истца, из источника, который имелся на момент публикации статьи, а именно, из записи в трудовой книжке истца, в котором имеются сведения о последнем месте работы истца в 1991 году и момент принятия на работу в Дом детского творчества в 2006 году. Ответчики выразили своё мнение по известным им фактам, т.е. им не было известно о том, что истец являлся учредителем ИП «Виктор Чечель» и занимался предпринимательской деятельностью, поскольку при приёме на работу истец не представил работодателю данную информацию».
У меня нет сомнений, что так называемая судья Димина Е.И. не задумываясь,  признала  Иуду святым, если бы её в этом «заинтересовали», и вот почему. Как следует из статьи 16 ГК РМ, изложенной выше, всякое лицо имеет право на уважение своей чести, достоинства и деловой репутации, и вправе требовать опровержение сведений, порочащих его честь, достоинства и деловую репутацию, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Следовательно, в соответствии с указанной статьёй, директор ДДТ, в случае, если в моей статье были изложены сведения, порочащие её честь, достоинство и деловую репутацию, имела право обратиться в суд с требованием опровержения  статьи. Директор этого не сделала, почему? Да потому, что изложенные в статье факты являются лишь малой толикой совершённых ею правонарушений (преступлений).
Гражданка Димина (то бишь судья) оправдывает действия директора ДДТ, ссылаясь на статью 32 Конституции РМ, согласно которой,  каждому гражданину гарантируется свобода мысли, мнений, а также свобода публичного выражения посредством слова, изображения или иными возможными средствами. Это действительно так, но только в том случае, если, как следует из части (2) этой же статьи, не наносится ущерб чести, достоинству и праву другого лица.  Димина отклонила мой иск на том основании, что: «При этом ответчики так и назвали свою публикацию как «Мнение коллектива абсолютно противоположное», что ещё раз подтверждает умысел ответчиков высказать своё мнение по отношению к опубликованной ранее истцом статье». В своей статье я писал о злоупотреблениях директором ДДТ властью. Следовательно, если у коллектива мнение по данному поводу абсолютно противоположное, то в статье должны были быть опровергнуты мои обвинения. Ничего подобного в статье нет.
 Вместо опровержений в статье распространяется клевета о том, что меня в течение 15 лет никто не брал на работу, при этом не приводится никаких доказательств этому. В судебном заседании я доказал, что являлся директором ИП «Чечель Виктор» и никуда устроится и не пытался и, тем не менее, Димина мой иск отклонила. На каком же основании? Оказывается на основании заявлений ответчиков о том, что, согласно моей трудовой книжке, с 1991 года до 2006 года  я нигде не работал. В связи с этим вопрос? Неужели гражданка Димина  не знает, что сведения трудовой книжки относятся к персональным данным работника, и, в соответствии с пунктом а) статьи 92 Трудового кодекса Республики Молдова,  не могут передаваться третьим лицам без согласия работника.  Разве ответчица предъявила суду моё согласие на предоставление информации из моей трудовой книжки её соавторам?      В соответствии со статьёй 94 ТК РМ, лица, виновные в нарушении норм, регулирующих получение, хранение, обработку и защиту персональных данных работника, несут ответственность в соответствии с действующим законодательством. Почему же гражданка Димина не привлекла директора ДДТ к ответственности за нарушение закона?  Доводы  Диминой были бы в какой-то мере обоснованы, если бы в статье сообщалось, что с 1991 по 2006 года я нигде не работал. Действительно в моей трудовой книжке нет записи о том, что я являлся директором ИП. Но в статье утверждается, что «это его на протяжении 15 лет никуда не брали на работу», следовательно, ответчик должна была доказать именно это.
Согласно статье 2 части (2) приказа Министра науки и образования Республики Молдова от 28.09.1992 года «Примерное положение о внешкольных учреждениях» структура и штаты Дома детского творчества зависят от интересов и склонностей, проявленных учениками. Как следует из статьи «Мнение коллектива абсолютно противоположное», структура штатов ДДТ города Вулканешты зависит не от интересов и склонностей учеников, а от того, какого безработного пожалеет директор ДДТ. А из этого следует, директор не отказывается от того, что нарушает закон. Так в чем её мнение абсолютно противоположное?
На каком же основании Димина (называть её судьёй стыдно) пришла к мнению, что утверждение о том будто я сам себя назначил председателем профгруппы обоснованно?  Как следует из умозаключений Диминой: «Также ссылка истца, что высказыванием ответчиков авторов статьи в части «скажем, больше 16 февраля 2007 года Чечель самовольно провёл перевыборы председателя профгруппы, сам себя назначив главой группы» К этому мнению ответчики пришли с документа от 16 февраля 2007 года, в котором указано, что это протокол профсоюзного собрания ДДТ, повестка дня выборы нового председателя месткома, из которого  видно, что не были зарегистрированы члены профкома, которые участвовали в собрании, и которые отсутствовали, поставлены подписи, но кому они принадлежат не видно, в тоже время, свидетель Боримская Л.И. пояснила, что является сотрудником Дома детского творчества, и являлась председателем профгруппы, собрались четыре члена профгруппы, её супруг отсутствовал за него расписалась она, выбрали Чечель В., однако позже она узнала, что это не правильно, так как нужно было пригласить всех членов группы. Ответчики в статье выразили своё мнение, также  исходя из фактических записей в протоколе заседания профсоюзного собрания».
Как прокомментировать  эти умозаключения? Как очередное доказательство тому, что если Димину заинтересовать, то она без сомнения чёрное назовёт белым..  В решении Диминой утверждается, что ответчики выразили своё мнение о том, что я был незаконно избран председателем профгруппы исходя из фактических записей в протоколе заседания профсоюзного собрания. Протокол профсоюзного собрания от 16 февраля 2007 года, о котором идёт речь, был составлен в единственном экземпляре и находился у меня. Сотрудники ДДТ, подписавшие статью «Мнение коллектива абсолютно противоположное», на профсоюзном собрании не были, а, следовательно, и не могли  быть с ним знакомы. Профсоюзное собрание и протокол вела Боримская Л.И., следовательно, если кого, и обвинять в неправильном составлении протокола, так это Боримскую, но, ни как не меня.
Согласно части (1) статьи 5Закона РМ «О профессиональных союзах», профсоюзы независимы в своей деятельности от публичных властей всех уровней, политических партий, общественных объединений, работодателей им не подконтрольны и не подчинены. А это значит, что директора ДДТ не должен вмешиваться в деятельность профсоюза, и, если, по мнению работников ДДТ подписавших статью, я был избран незаконно, они должны были обжаловать это в соответствии с законом. В материалах дела ( лист дела 62) имеется протокол заседания профсоюзной организации ДДТ от 12 сентября 2007 года, в котором, в котором принимала участие подписавшая статью «Мнение коллектива абсолютно противоположное» Димова Е.И.  Если по её мнению я был избран председателем профсоюзного комитета незаконно,  то почему она этого не сказала тогда?
А почему Димину не удивило то, что профсоюзное собрание было собрано не предыдущим председателем профгруппы Боримской, а директором ДДТ, и об этом свидетельствует заявление, о профсоюзном собрании, написанное директором.
Согласно заявлению члена профсоюза работников ДДТ Фурман В., имеющемуся  в деле, на профсоюзном собрании, состоявшемся 16 февраля 2007 года, присутствовала председатель профсоюза  Районного отдела образования Баурчулу Н.Х., которая указала директору, что выговоры, объявленные Чечель В.К., составлены не правильно и должна быть отменены.  Из заявления Фурман также следует, что после того как Баурчулу Н.Х. ушла из собрания  Чечель потребовал чтобы директор ДДТ вышла из помещения, так как директор не должна присутствовать на профсоюзном собрании. От себя добавлю, что директор ДДТ не просто присутствовала на собрании, а, в нарушение требований части (1) статьи 53 Закона РМ «О профессиональных союзах»,  вела его. Далее, как следует из заявления Фурман, после того, как директор ушла из собрания, председатель месткома Боримская Л.И. заявила, что не может выполнять обязанности председателя месткома и предложила выбрать на эту должность Чечель В.К., и, что присутствующие на собрании проголосовали за Чечель В.К. единогласно.
В судебном заседании я задал Боримской Л.И. вопрос: может ли она показать протокол собрания, на котором она была избрана председателем профкома? На мой вопрос Боримская ответила, что такого протокола нет и, что её не избирали на эту должность. Быть председателем профсоюза её обязала директор ДДТ.
В решении суда Димина ссылается на заявление Боримской согласно которому «свидетель Боримская Л.И. пояснила, что является сотрудником Дома детского творчества, и являлась председателем профгруппы, собрались четыре члена профгруппы, её супруг отсутствовал за него расписалась она, выбрали Чечель В., однако  позже она узнала, что это не правильно, так как нужно было пригласить всех членов группы».
Боримская подписалась  за своего мужа, объяснив, что делает она это по его просьбе. А были ли приведены доказательства, что муж Боримской её не просил об этом, и были ли приведены доказательства, что Боримская не имела право на это? А почему Димина не поинтересовалась от кого  Боримская узнала, что это не правильно, так как нужно было пригласить всех членов группы? Не потому ли, что сама дала эту подсказку Боримской, чтобы ту не «мучила совесть». Гражданка Димина должна знать, а если не знала, то должна была выяснить, что правомочным профсоюзное собрание считается, если на нём присутствовало более половины членов профсоюза. В профсоюзной организации Дома детского творчества, на тот момент, числилось 6 (шесть) человек. Утверждение о том, что в профсоюзной организации ДДТ числилось 7 (семь) человек не верно, так как согласно приказу № 8 по Вулканештскому ДДТ от 26 января 2007 года, имеющемуся в деле, Акбаш Д.П., также подписавший статью, был освобождён от занимаемой должности. Следовательно, за меня проголосовало 5 членов профсоюза из 6, и утверждения  о незаконности выборов не просто не обоснованны, а преступны.  Правомочность профсоюзного собрания была также подтверждена председателем профсоюза работников Районного отдела образования.
В связи с явной неправосудностью указанного решения  я в соответствии с законодательством его обжаловал.  Апелляционная палата Комрат удовлетворила мою жалобу и вернула дело в суд Вулкэнешть для повторного разбирательства другим судьёй. Делу был дан номер  2-122/08, а председательствующим по делу был назначен Кашкавал К.И.
Поняв, что в суде Вулкэнешть мне свои права защитить не удастся, 17 апреля 2008 года я на том основании, что судом Вулкэнешть неправильно применяются нормы материального права, что решения суда противоречат обстоятельствам дела и искажаются доказательства, заявил отвод всему составу суда Вулкэнешть и ходатайствовал о передаче дела в суд Кагул. Определением от 06 мая 2008 года по делу № 5-5/2008 так называемые судьи Апелляционной палаты Комрат: Курдов А.И., Стец П.В. и Терзи П.П. отклонили мой отвод: «Поскольку не имеются основания для отвода, предусмотренные ст. 50 ГПК РМ». И определил: дело вернуть в суд Вулкэнешть для рассмотрения тем же судьёй.
Согласно пункту е) части (1) статьи 50 ГПК РМ, судья, рассматривающий дело, подлежит отводу, если имеются обстоятельства, вызывающие сомнения в его объективности и беспристрастности. Неужели судьи, неправильно применяющие нормы материального права, выносящие решения, противоречащие материалам дела, не могут вызывать сомнений в их объективности и беспристрастности? Определение Апелляционной палаты Комрат противоречит законодательству и свидетельствует о преступном сговоре между судом Вулкэнешть и Апелляционной палатой Комрат, поэтому является преступным.
01 июля 2008 года, в связи с нарушением Кашкавалом процессуальных норм, я вновь заявил ему отвод на том основании, что им фальсифицируются доказательства, вынесенные им решения противоречат обстоятельствам дела и нарушаются процессуальные нормы.. Не смотря на то, что 26 июня 2006 года я заявил отвод Диминой   и мой отвод в связи с отсутствием Кашкавала  не был отклонён,  Димина отклонила мой отвод Кашкавалу.  После этого было принято решение отложить слушание по делу на 22 июля 2008 года. На каком же основании был отклонён мой отвод? Оказывается: «Истец не предоставил суду основания, предусмотренные ст. 50 ГПК РМ». Неужели глумление судьёй над законодательством не является основанием сомневаться в его объективности и беспристрастности.
В связи с тем, что  01 июля 2008 года, на основании ложных показаний сотрудниц суда, я был незаконно арестован Кашкавалом на  10 суток, 22 июля я до начала судебного заседания подал в канцелярию суда заявление о том, что защищать свои права в суде Вулкэнешть не могу, так как опасаюсь быть вновь незаконно арестованным на основании ложных показаний. Суд Вулкэнешть определением от 22 июля 2008 года оставил моё исковое заявление без рассмотрения в связи с неявкой истца.
В связи с явной преступностью указанного определения, лишающего меня доступа к правосудию, я его обжаловал. Апелляционная палата Комрат определением по делу № 2r – 65/2008 от 09 октября 2008 года не удовлетворила мою жалобу. На каком же основании? Оказывается, суд Вулкэнешть обоснованно оставил мой иск без рассмотрения, так как я по необоснованной причине не явился в судебное заседание. Неужели я безропотно должен подвергать себя незаконным арестам и иным преступлениям подонков, дорвавшимся до власти?
Истец  по делу Чечель Виктор.

Комментариев нет:

Отправить комментарий